Биткоин, золотая жила криптовалют в промышленной пустыне Болгарии

825
Там, где раньше процветала промышленность, сегодня “фабрикуют” криптовалюты: забитые компьютерами стеллажи и “майнеры” перед мониторами. Производство налажено здесь, рядом с Софией, поскольку стоимость энергии в три раза ниже.

В Кремиковицах, Болгария, всего в получасе езды на машине от Софии, лежит снег: это первый снегопад в декабре, а температура около нуля. Снегом завалены десятки брошенных на каждом углу автобусов, которые до начала 90-х годов прошлого века развозили рабочих на металлообрабатывающие заводы. По меньшей мере 20 тысяч работников перевозились из спальных районов, где они проживали, в эту промзону в эпоху коммунизма. Сегодня здесь царит запустение: видны контуры труб и очертания фабрик в тумане. Вывески и надписи кириллицей поблекли, такси с трудом добираются сюда, а огромные сторожевые псы рыщут в этом призрачном окружении. Некогда здесь бурлила производственная деятельность и чеканились деньги, а затем то, что местные жители называют “капиталистическим производством”, сделало нерентабельным металлообработку. “В Болгарии нет своего металла, – объясняют они, – а импорт был дорогостоящим”. Фабрики закрылись одна за другой, и не осталось ничего, за исключением тревожного молчания. И тем не менее меж этих останков промышленности “делают деньги”, “чеканят монету”. Даже еще лучше: криптомонету. Совершенно неожиданно здесь открыли скрытый золотой прииск, здесь находятся европейские “фабрики биткоина”, место рождения виртуальной монеты, о которой все месяцами говорят и задаются вопросом о ее происхождении. Кто за этим стоит? Как она зарождается? Действительно ли существует “фабрика биткоина”? Да, существует. Более того, они существуют.

ТАК ДЕЛАЮТ ДЕНЬГИ НА ЗАБРОШЕННОЙ ФАБРИКЕ

Мы встречаемся с Джанлукой Мацца и Алекосом Филини на одной из улочек Софии. Они находятся в гостях у своей болгарской компаньонки. Для вызова такси необходимо использовать приложение в смартфоне. “Таксисты плохо разговаривают по-английски, – объясняет Джанлука, – а место назначения, куда мы должны прибыть, трудно поддается объяснению”. По мере удаления от городской черты пейзаж меняется. Периферийные высотки, заснеженные поля, лачуги, проржавевшие железнодорожные пути с такими же проржавевшими вагонами. Когда выступают очертания первых промышленных строений, становится ясно, что находишься в заброшенной зоне.

Надписи и указатели выцвели, вокруг ни души, навстречу попадается лишь одна машина. Мы останавливаемся на площадке перед строением голубого цвета. Голубой фасад, панель, на которой видно прежнее обозначение, сторожевая будка, в которой находится сторожиха с двумя огромными псами, которые то лают, то ластятся. На верхнем этаже имеется обозначение “0301”, ферма-фабрика этих двух итальянцев, чеканящих криптовалюты в Болгарии. На улице холодрыга, внутри помещения царит холод. Мы поднимаемся на четвертый этаж: облезлые стены, офисные помещения в аварийном состоянии, но в стадии ремонта. Доступ в производственные помещения через калитку зеленого цвета: один шаг – и накрывает волна оглушающего грохота. Сильнейший монотонный гул, нарастающий с каждым шагом. “Это лопастные колеса”, – объясняют нам. Сложная система обдува поддерживает низкую температуру. Это необходимо, невзирая на леденящий холод Софии. Как только Алекос попробовал отключить охлаждение, помещение превращается в парилку за несколько минут. “Во всем виноваты машины, – объясняет он, – их функционирование выделяет тепло”. Недостаточно распахнуть окна, лопастные колеса практически сразу же включаются снова: оборудование должно работать в прохладном помещении, поскольку в противном случае оно застопорится и сломается.

СТЕЛЛАЖИ, НА КОТОРЫХ КОПЯТСЯ ПРЕМИИ

Мы находимся на фабрике криптомонет: ряды стеллажей, заваленных видеокартами, работающими денно и нощно на “майнинг”, то есть для чеканки биткоина и альткоинов. Речь идет о компонентах, используемых для видеоигр: сложность работы требует высокой отдачи. Каждая “машина” состоит из шести видеокарт, и каждая из них выполняет компьютерную программу, работающую для получения “премии”. “Машины, – пытается объяснить нам Джанлука, – раскручивают алгоритм. Их функционирование, а также потребляемая ими энергия оплачиваются криптовалютой, поступающей в наш электронный кошелек”. А уж они потом вводят их в цепь, продавая их. В настоящее время Алекос и Джанлука занимаются майнингом, в основном альтернативных криптомонет, от Ethereum до Zcash, затем конвертируя их в биткоин.

КАК ОБОЙТИ МОНОПОЛИЮ КИТАЯ

Монополия на оборудование для непосредственного производства биткоина в действительности китайская и принадлежит предприятию Bitmain. “Периодически, – объясняет Джанлука, – это предприятие выбрасывает в продажу онлайн тысячу машин, имеющихся в наличии, и за ними начинается настоящая охота, учитывая, что в течение нескольких месяцев они больше не будут их продавать”.

Таким образом, в Болгарии есть покупатели, приобретающие их за 5 тысяч левов (примерно 2500 евро) и перепродающие их вдвое дороже. Во избежание данной проблемы и мошенничества, майнеры криптомонет используют видеокарты. Одна штука стоит 600 евро, а цена растет по мере роста их мощности. На ферме 0301 инвестиции составили 600 тысяч евро (поступившие от 13 инвесторов, не только итальянских). “В январе, – объясняет Джанлука, – количество машин удвоится, а окупаемость инвестиций предвидится в конце года”. Однако за три месяца они окупили почти половину стоимости машин.

БИЗНЕС НА ФЕРМАХ И ДЕШЕВАЯ ЭНЕРГИЯ

Иван Камбуров – болгарин. Он – владелец предприятия Mint и поставщик инфраструктуры. “Смотри, – говорит он мне, показывая фотографию на своем смартфоне, – поверишь ли ты, что речь идет о фабрике?”. На изображении заброшенная и разваливающаяся структура: полуразрушенная, с отовсюду торчащими бревнами и разбитыми стеклами, мусором и промышленными отходами. “Здесь будет следующая фабрика!” – возбужденно восклицает он. Именно он предоставил Джанлуке и Алекосу площадку для монтажа машин. “Я – владелец сдаваемой в аренду недвижимости”, – говорит он о себе. Землевладелец. Чеканка биткоина в Болгарии – прибыльный бизнес: стоимость электроэнергии в три раза ниже, чем в Италии или в той географической области, которую называют “Западная Европа”. “Самая труднодоступная составляющая в этом бизнесе, – объясняет он по-английски, – это электричество. Поэтому мы располагаемся в этой части города: два офисных помещения потребляют электроэнергию, как фабрика средних размеров; электроэнергия, потребляемая одной из этих машин, сопоставима с паровым отоплением дома в течение всей зимы. Пять машин потребляют столько же электроэнергии, сколько и обычная семья”. В одном только зале потребление электроэнергии составляет 300 киловатт в час: промзона гарантирует стабильное электроснабжение. Ивану платят арендную плату за фабрику. “Мы строим инфраструктуру, находим эти фабрики и ремонтируем их. Строим вентиляционную систему и восстанавливаем электросеть. Мы считаем себя центром сбора и обработки данных”. Тем не менее Иван и его компаньоны ведут бизнес и в других сферах деятельности. Как, например, зарождающаяся “Аманда” (плод сотрудничества между итальянской командой 0301 и болгарским предприятием Mint). “Целевая аудитория – инвесторы, желающие участвовать в майнинге криптовалют только посредством инвестиций. Мы покупаем машины, запускаем их, и в конце года распределяются дивиденды”.

О себе он говорит, что всегда работал в сфере информационных технологий (ИТ): первые машины для майнинга биткоина он собрал в своем гараже примерно пять лет назад. А потом он пустился в бизнес инфраструктуры. Он понял, что страна, в которой он живет, обладает конкурентным преимуществом, которое позволит ей стать европейским лидером в этой сфере. Экономия происходит как на электричестве, так и на рабочей силе, налогообложение 10%, а стоимость жизни наполовину дешевле по сравнению с Италией. “В эти последние месяцы, помимо прочего, имел место настоящий бум, многие занялись биткоином ради спекуляции. Для нас это доходный период, и неважно, если через два года все это сойдет на нет: к тому времени мы уже создадим сеть контактов и авторитет повсюду в Европе, что заложит основу для развития новых технологий и новых сфер ее применения, начиная с блокчейна. Неизведанная и еще не захваченная монополистами сети область. Возможно, канут в небытие биткоины, но технология останется, и мы хотим остаться при ней”.

Инвестиции Mint составили 100 тысяч евро, за 15 месяцев они выросли в четыре раза. На своем сайте (на котором можно “взять в аренду” машины для майнинга) они предлагают более сотни установок: это бизнес, который отличается от бизнеса Джанлуки и Алекоса, которые, наоборот, настроены на длительную перспективу и делают ставку на накопление криптомонет, с тем чтобы выбросить их на рынок в наиболее подходящий момент. “Очевидно, что в Китае имеются сотни ферм, – объясняет Иван, – и европейцам трудно оперировать там: они не только производят сами все необходимое, но у них там, на месте, все их фермы. Опасность в том, что они могут контролировать все. А мы являемся европейской альтернативой”. Наряду с Исландией, где дешевая электроэнергия, “но очень высокая стоимость рабочей силы, – подытоживает Иван. – И потом… существует опасность извержения вулкана!”. Смеется и прощается. “Мне пора, надо искать заброшенные фабрики”.

- Реклама 3-