El Petro привлек миллионы долларов, а сделок так и нет

491

Чорони – маленький прибрежный городок на севере Венесуэлы. Добраться до него можно единственным путем – по сохранившейся еще с 1920-х годов старой дороге, петляющей по горной местности национального парка Генри Питтьера. Это первый национальный парк Венесуэлы, основанный в 1937 году. Чорони, в котором проживает около пяти тысяч жителей, выживает за счет туризма и рыбной ловли.

В этих краях смартфон – редкое явление. Я как-то спросил местного жителя – работника ресторана, знаком ли он с биткоином или криптовалютой. Тот ответил, что несколько дней назад туристы интересовались, могут ли они оплатить биткоинами или в El Petro. Официант узнал об этих понятиях из эфиров государственного радиовещания, воспевающих президента страны Мадуро, который вскоре может войти в историю как создатель “первой государственной криптовалюты”.

Недавно Мадуро анонсировал, что бюджетные учреждения должны осуществлять платежи в El Petro всем служащим, желающим получать в криптовалюте. Одобрена оплата в этой криптовалюте в туристическом секторе, на крупных заправочных станциях и за консульские услуги. Мадуро заявил, что желает, чтобы бензозаправочные станции стали принимать также биткоины и другие криптовалюты. Однако платить биткоинами за бензин в Венесуэле будет практически невозможно, так как 100 литров топлива стоит 100 боливаров ($0,00046 или 4 сатоши).

“Причина этого криптотрюка – попытка избежать финансовых санкций. В реальности, если бы Каракас желал торговать фондами, он вышел бы на международные рынки капитала. Однако в прошлом году администрацией Трампа были введены санкции, запрещающие банкам совершать сделки с властями Венесуэлы и государственной нефтяной компанией”, – отмечается в издании Уолл-cтрит Джорнал.

Это мнение поддержали аналитики и комментаторы, неудивительно, ведь режим Мадуро уже навлек на себя тень сомнений. Например, Мадуро неоднократно повторял, что каждый El Petro будет обеспечен баррелем нефти с месторождения № 1 Аякучо. Франциско Мональди, специалист в области энергетической политики в Латинской Америке, обозначил несколько причин сомневаться в этом заявлении:

  1. Добыча нефти с месторождения № 1 Аякучо не ведется, и даже нет планов на освоение месторождения. Также отсутствуют необходимая инфраструктура, трубопроводы для транспортировки сырой нефти.
  2. При разработке месторождения более 51% должно принадлежать PDVSA(венесуэльской государственной нефтяной компании), которая в настоящее время неплатежеспособна и не имеет средств для инвестиций.
  3. Из теоретических $60 за баррель, операционная прибыль от добычи нефти составит, самое большее, $5-10 за баррель. Также требуется вернуть первоначальные инвестиции, составляющие свыше $4 миллиардов за каждые 100 000 ежедневно добытых баррелей. Откуда берутся эти деньги?
  4. Давайте предположим, что El Petro дает вам право инвестировать в месторождение № 1 Аякучо и получать баррели через десять лет. Сколько вы готовы заплатить за это право без риска нечистой игры? Сколько вы готовы платить в Венесуэле – стране, в которой Конституция устанавливает, что запасы нефти не могут быть проданы или переданы, стране, чьи законодательные власти, признаваемые международным сообществом, объявили El Petro нелегальным активом.

И в самом деле, часы спустя после первой продажи венесуэльской криптовалюты, президент Финансового комитета национальной ассамблеи, Рафаэль Гузман, высказал мнение, что эта валюта противоречит Конституции, так как законной валютой в стране является боливар. “Правительство старается понять, сможет ли оно получить деньги при нехватке ликвидности в связи с низкой добычей нефти, показатели которой упали из-за ошибок в руководстве. Но они столкнутся с проблемой: все инвесторы знают, что это обман”.

В Конституции существует несколько статей, которые точно определяют нормы национальной валюты и механизмы формирования новых долгов. В заключение он добавил, что El Petro является инструментом обмана и неконституционным активом.

Президент Мадуро (в центре) с вице-президентом Управления по контролю за иностранными активами (УКИА) Тареком Эль-Aйссами (слева) и министром науки, технологий и университетского образования Венесуэлы Угбель Роа (справа)

Президент Мадуро заявил на национальном телевидении, что правительство привлекло такое количество средств, которое позволит El Petro войти по оценкам в ТОП-3 ICO, опережая команды, поддерживаемые щедрыми компаниями венчурного капитала. Десять дней спустя после “запуска”, 2 марта, блокчейн NEM установил, что 100 миллионов El Petro (PTR) контролировались одним адресом, они и сейчас контролируются одним адресом.

Вопросов, окружающих El Petro, очень много. Как власти привлекли такой капитал? Обещания направить El Petro инвесторам через несколько дней? Кто этот наивный человек, который в это поверит? По факту El Petro не был запущен 20 февраля. На самом деле, 23 февраля правительство признало, что не разработало смарт-контракты и не выпустило токены. Тем не менее Мадуро продолжает торжествовать по поводу громадного 9-значного числа. По его словам, покупательское намерение в отношении El Petro чрезвычайно велико.

Но экстраординарные заявления требуют экстраординарных доказательств. Ни одно из них не было представлено. Следовательно, ситуация с El Petro доказывает, что валюта такая же непрозрачная, как и весь режим Мадуро в целом.

Один из авторов издания Caracaschronicles.com считает, что цифры, о которых говорит Мадуро, это не более, чем психологическая уловка. Этот факт также пополняет длинный список мистерий вокруг El Petro. Вот еще один пример: Мадуро будет принимать El Petro по произвольному курсу и обменивать на боливары, то есть на валюту, которая потеряла в цене 2,616% в 2017 году.

Пометка от автора: El Petro все еще в списке скамов согласно ICOindex.

Господин Мадуро тестирует майнера
- Реклама 3-