Как Петро. Перспективы национальной криптовалюты в России

728

0 февраля 2018 года Венесуэла, первой в истории, открыла продажу государственной криптовалюты El Petro (PTR). Спустя сутки президент Николас Мадуро сообщил, что страна заработала $735 млн на токенах. Ещё через 5 дней глава государства объявил, что страна получила 171 000 предложений о покупке PTR в долларах, евро, биткоинах и эфирах. Чуть позже власти Ирана, Турции и Камбоджи заявили о планах по созданию национальных криптовалют. 10 марта Мадуро рассказал о результатах пресейла — $5 млрд

Довольный Мадуро спустя сутки после запуска продаж Petro

В России понятие “крипторубль” уже звучало в законопроектах, но активные действия по созданию национального токена пока не предпринимались. Отследим историю вопроса и разберёмся в перспективах “русского биткоина”. Но сначала ещё немного о Венесуэле.

Плохой пример

За последний год стоимость венесуэльского боливара уменьшилась в десятки раз. Сейчас на чёрном рынке страны  $1 стоит около 215 тысяч боливаров. Официальный же курс составляет 57 боливаров.

Президент Мадуро не скрывал, что Petro должен прокачать экономику Венесуэлы, стимулировать развитие финансового сектора и привлечь иностранный капитал в обход санкций США. По этой же причине, кстати, о собственных цифровых деньгах задумались власти Ирана.

Согласно плану, Венесуэла выпускает 100 млн токенов, а их стоимость обеспечивается запасами нефти. Госучреждения будут выплачивать зарплаты всем желающим в виде Petro. Жители смогут использовать криптовалюту для оплаты любых госуслуг, а туристы начнут платить цифровыми деньгами на заправках и в консульствах. Звучит неплохо, но факты говорят обратное.

Парламент Венесуэлы пытался бойкотировать запуск Petro, так как криптовалюта, по сути, является контрактом на нефть, которая является национальным богатством. Также некоторые политики считают, что токен создавался для отмывания денег и лишь будет стимулировать коррупцию.

Есть и технические вопросы. Первая версия whitepaper Petro указывала, что криптовалюта будет построена на платформе Ethereum, однако сразу после старта продаж стало известно, что токены работают на блокчейне NEM.

NEM подтверждает работу с правительством Венесуэлы

По данным программиста Алехандро Махадо, распродажа Petro проходила без соблюдения KYC – любой желающий мог просто зарегистрироваться на сайте и заказать сколько угодно токенов без последующего выкупа. Также Махадо выразил сомнения в том, что криптовалюта будет подкреплена нефтяными запасами. В документах говорилось о месторождении №1 Аякучо, но в там не ведётся добыча нефти. Да и сама идея привязки криптовалюты к чёрному золоту кажется странной. Чем тогда Petro отличается от того же боливара, доллара или рубля? Ведь если цена на нефть будет снижаться, то стоимость валюты также пойдёт вниз.

А есть ещё есть 100 млн токенов Petro, которые лежат на одном NEM-адресе, хотя уже должны были отправиться к инвесторам. И не забудем про разработчиков Petro – компанию Aerotrading, о которой нет никакой информации, хотя Мадуро называл их одной из крупнейших блокчейн-компаний. Да и выкрики президента о миллиардных продажах Petro не подкрепляются объективными данными.

В целом громкий проект венесуэльского правительства на проверку выглядит как некачественная подделка. Первая национальная криптовалюта прикрывается речами об экономических инновациях, благополучии страны и падении капиталистического доллара. А за спиной у Petro маячат пустые обещания, халтурная работа и вопросы без ответов.

Что же может ждать российскую цифровую валюту?

История крипторубля

Идея крипторубля витала в воздухе последние несколько лет, но активные разговоры о создании цифровой валюты начали звучать во второй половине 2017 года. Тогда коины и токены уверенно росли в цене, ICO-проекты собирали миллионы долларов за минуты, а правительственные регуляторы ещё не обращали внимания на новую и непонятную индустрию.

Зато Владимир Путин встретился с создателем Ethereum Виталиком Бутериным. А министр связи и массовых коммуникаций Николай Никифоров не выдержал и заявил, что Россия запустит крипторубль потому, что:

Если мы этого не сделаем, то через два месяца это сделают наши соседи по ЕврАзЭС.

Конкретных планов никто не озвучивал, но стало понятно – возможности криптовалют заинтересовали власть. В конце 2017 года соседи из Беларуси полностью легализовали цифровые деньги и начали зазывать к себе майнеров и инвесторов. А уже в январе 2018-го советник президента по экономическим вопросам Сергей Глазьев отметил, что национальная криптовалюта поможет России обойти санкции. Опять санкции.

Тогда же депутат Ризван Курбанов внёс на рассмотрение Госдумы законопроект о введении в Гражданский кодекс РФ понятия крипторубль:

Крипторубль — цифровой финансовый актив (криптовалюта) – аналог рубля, имеющий хождение на территории Российской Федерации, который защищён с помощью криптографических методов и используется участниками распределённого реестра цифровых транзакций. Данный цифровой финансовый актив является законным средством платежа, обращается, повсеместно используется и принимается в качестве платёжного средства в Российской Федерации.

Курбатов также предложил проект “Системы распределённого национального майнинга”, согласно которому государство выпускает крипторубль и разрешает использовать его наравне с обычным рублём. Но комитет Госдумы по финансовому рынку выступил против.

Параллельно Минфин опубликовал проект закона “О цифровых финансовых активах”, где описывались понятия “майнинг”, “криптовалюта», “токен”, “смарт-контракт” и прочие. Но главное, документ дал понять — другие криптовалюты вряд ли будут признаны как средства платежа.

Спустя месяц президент Мадуро запустил продажи Petro.

Недалекое будущее

По мнению директора Российской ассоциации криптовалют и блокчейна Арсения Щельцина, вопрос о национальной криптовалюте начнёт решаться с июля 2018 года. Однако полноценный запуск крипторубля состоится не раньше середины 2019 года.

Это будет стабильный цифровой аналог фиатного рубля, работающий на закрытой блокчейн-сети, без возможности майнинга. Криптовалюта будет использоваться для госзакупок и инвестиций. На биржи и обменники виртуальный рубль не попадёт. Тем более не идёт речи об открытом первичном размещении токенов.

Так Россия создаст централизованную квазикрипровалюту, поставит блокчейн на рельсы госэкономики, запретит другие криптовалюты и будет обходить злополучные санкции. Если фантазировать, то крипторубль в лучшем случае ускорит бюрократические процессы и сделает их прозрачней. В худшем –  средства из бюджета пойдут на распил под красивыми слоганами об инновациях, а на выходе появится невразумительное нечно типа Petro.

Постскриптум с теорией заговора

Почти сразу после начала продаж Petro в сети появилась информация о том, что смена платформы Ethereum на NEM произошла при участии представителей объединения “NEM-Россия”. Кроме того, власти Венесуэлы подписали контракт на создание криптовалюты с некими российскими разработчиками из компании ZEUS.

Прибавляем сюда внезапный белорусский криптолигалайз, вспоминаем об отношениях всех названных стран с США и понимаем, что многоходовочкам нет конца, а полигоны для испытаний незачем устраивать на родной земле. Наконец, просто ещё раз взгляните на логотип Petro. Ничего не напоминает?

- Реклама 3-