Мнение Институционального Инвестора о Криптоактивах

537

Данный материал является переводом документа, подготовленного Джоном Пфеффером, полную и оригинальную версию автора на английском языке вы можете найти по этой ссылке. Были опущены некоторые примеры, а также была произведена попытка сократить текст с сохранением наиболее важных материалов документа.

Перевод подготовлен Mia

***

Декабрь 24, 2017. Версия 61¹

Джон Пфеффер

Об авторе: Джон Пфеффер — предприниматель и инвестор. В 2000х он был лондонским партнером компании Kohlberg Kravis Roberts, а в 90х он являлся председателем совета директоров французской IT компании Groupe Allium S.A.. До этого он занимался предоставлением консультационных услуг в Европе и Латинской Америке.

Важное замечание: этот документ несет в себе информационный характер. Точка зрения, описанная в документе, не должна рассматриваться как инвестиционная рекомендация или совет. Читатели данного документа должны принимать решения, основанные на собственных суждениях, беря в расчет финансовые обстоятельства, цели инвестирования и предел риска (он не будет рассматриваться в этом документе) перед вложением средств. Этот документ не является предложением купить или продать активы, упомянутые ниже.

При текущей огульной спекуляции, сенсационных и чаще всего вводящих в заблуждение заголовков медиа и волатильности, напоминающей американские горки, этот документ ставит своей целью рассмотреть криптоактивы с точки зрения рационального, долгосрочного инвестирования. Как инвесторы, мы ищем проекты, которые будут приносить стабильный, в идеальном случае растущий, доход. В данном документе я рассмотрю, насколько вышесказанное применимо к крипто-активам. Его целью является и анализ возможной будущей стоимости, когда криптоактивы достигнут фазы равновесия², основываясь на предположении, что они будут успешно развиваться и станут применяться в широком масштабе. Мы не будем подробно описывать риски, которые могут привести к краху определенного криптоактива из-за технических, законодательных, политических и других ограничений. Эти риски очень реальны и описаны во многих источниках. Временно откинув их, мы сосредоточимся на анализе потенциальной стоимости различных криптоактивов и примеров их использования.

Я пишу не от лица трейдера, а от лица инвестора, который считает, что долговременный результат предсказать проще, чем кратковременный. Данный документ полностью сосредоточен на долговременной стратегии инвестирования, а не на кратковременных колебаниях цены. Также, я предполагаю, что читатель имеет некоторые знания по теме.

Технология блокчейн вполне может подорвать существование ряда отраслей и создать экономический излишек. Общедоступность блокчейн протоколов и их механизмы, действующие против монополизации, означают, что этот экономический излишек окажется в руках пользователей. И хотя активы стоимостью десятки или даже сотни миллиардов долларов, скорее всего, окажутся у инвесторов в эти протоколы, эта потенциальная стоимость будет разделена среди множества различных протоколов. Таким образом, такая инвестиция не выглядит особо привлекательной в долгосрочной перспективе при высоком уровне риска. Единственное исключение — это ситуация, когда какой-то криптоактив станет лидирующим средством сбережения, и его потенциальная стоимость может приблизиться к нескольким триллионам долларов. При всей рискованности подобной инвестиции, на сегодняшний момент Bitcoin является возможным кандидатом на роль такого лидера, что заставляет многих инвесторов задуматься о возможности вложения небольшого количества их средств в Bitcoin с долгосрочной перспективой.

Криптографические токены можно разбить на 3 большие группы:

  1. Основа сети / Виртуальные машины (например, Ethereum)
  2. Распределенные приложения (Dapps)
  3. Деньги, в частности:

а) средство платежа

б) средство сбережения

Я начну рассматривать первые 2 группы в общем, и потом перейду к более подробному рассказу об Ethereum. Затем я перейду к разным функциям денег и потенциалу криптоактивов по выполнению этих функций.

Экономика и оценка стоимости служебных протоколов

Группы 1 и 2 можно объединить в то, что я называю служебными протоколами (utility protocol). Я начну с общих понятий о служебных протоколах для их оценки.

Протокол блокчейна — это база данных, работа которой обеспечивается децентрализованным механизмом консенсуса, производимого нодами. Для поддержания работы блокчейна необходимы вычислительные мощности, память и интернет соединение. Эти ресурсы относятся к «реальному миру» и имеют стоимость, которую оплачивают майнеры, которые поддерживают работу блокчейна. Эти майнеры могут быть вознаграждены за свои услуги по формированию блоков в токенах протокола, и/или они могут получать комиссию за проведение транзакций, которая выплачивается в токенах или других ценностях.

Данный протокол является упрощенным аналогом экономики. ВВП в такой экономике будет являться стоимость всех вычислительных ресурсов, необходимых для поддержания работы блокчейна, то есть, потребляемые вычислительная мощность, память и интернет соединение, умноженные на стоимость каждого из них. Токен является валютой, которая используется для оплаты за эти ресурсы. Полная стоимость сети будет аналогична формуле денежной массы М (в нашем случае, всех выпущенных токенов), где M = PQ/V; PQ (P цена x Q количество) — это общая стоимость используемых вычислительных ресурсов, V (скорость обращения денежных средств) — это значение, показывающее, как часто токен повторно используется в системе. Стоимость отдельного токена будет вычисляться по формуле M/T, где Т — это общее число выпущенных токенов.

Если протокол не имеет встроенного механизма, подобного GASPRICE у Ethereum, который поддерживает стоимость использования сети на уровне сходном со стоимостью вычислительных ресурсов, необходимых для ее работы, то может произойти одно из трех событий:

а) цена токена торгуется на предельном уровне, который не обеспечивает прибыльность (экономическую ренту) участникам сети;

б) происходит форк, и появляется функционально идентичная цепь, участники которой менее заинтересованы в получении прибыли. Такая сеть будет работать до тех пор, пока ее поддержание не перестанет быть экономически целесообразным;

с) внедрение протокола временно ограничено до возникновения а) или б).

Во всех случаях, равновесная система должна быть около или на уровне предельный доход = предельные издержки майнеров для поддержания работы блокчейна, чтобы стоимость токена имела привязку к стоимости вычислительных ресурсов.

PQ, общая стоимость используемых вычислительных ресурсов для поддержания работы блокчейна, может быть взвинчена преобладанием механизма консенсуса proof-of-work, при котором большое количество ресурсов расходуется для обеспечения малопродуктивной работы. Когда новые технологии, такие как proof-of-stake, sharding, Segregated Witness, Lightning, Raiden и Plasma станут доминирующими, объем потребляемых вычислительных ресурсов может стать довольно небольшим. Обратите внимание, что в равновесных блокчейнах значение V может быть очень высоким. Даже если значительная часть криптоактива имеет низкую скорость обращения, потому что средства заморожены спекулянтами или находятся в качестве депозита у майнеров, осуществляющих работу по протоколу proof-of-stake, оставшиеся токены будут циркулировать в системе с очень высокой скоростью³. Общий эффект низкого и падающего PQ и потенциально очень высокого V приведет к тому, что стоимость использования криптоактивов в будущем станет довольно низкой.

Такие средства масштабирования как proof-of-stake повышают привлекательность сети для ее широкого внедрения и для пользователей, но плачевны для стоимости токенов и инвесторов. Даже без модернизации технологий, так как стоимость вычислительных ресурсов, хранения данных и пропускной способности сети неуклонно падает, то это «игра на повышение» для пользователей и «игра на понижение» для инвесторов⁴.

Какие бы средства масштабируемости не применялись, унаследованная «избыточность» вычислений механизмов консенсуса означает, что, скорее всего, в будущем будет не так уж и много сфер, где децентрализованные решения заменят централизованные, как бы ни хотелось обратного революционерам децентрализации. Использование будет ограничено дематериализованными сетями, где применение децентрализации, устойчивости к цензуре, и возможности взаимодействия без доверия друг другу будут важнее, чем низкая эффективность и избыточность вычислений механизма консенсуса. Достаточно ли этого для оправдания высокой стоимости проведения операций? Для кого-то да, но не для всех.

Люди часто совершают ошибку, объединяя монополию сетевого эффекта, скажем, Facebook и протоколов блокчейна. Это заблуждение, и вот почему:

  • На базе протоколов блокчейна можно создавать функционально идентичный блокчейн путем форка. Этот блокчейн будет иметь такую же историю и пользователей, что и родительский блокчейн до момента разделения. Как TCP/IP, но не как Facebook, протоколы блокчейна имеют открытый исходный код, который каждый может скопировать. Теперь представьте подобное с Facebook: однажды утром команда разработчиков Facebook решает, что Цукерберг мало им платит, и они решают просто скопировать социальную сеть со всеми ее пользователями и запустить идентичную сеть с идентичной информацией на момент копирования. Если в случае с протоколом это может и будет случаться, то в случае с компанией это уже кража кода, интеллектуальной собственности и т.д. Цукерберг такой богатый именно из-за владения этими правами, а их отсутствие у протоколов несет в себе глубокие последствия. Такие возможности как форк максимизируют удобство для пользователя, но снижают экономическую ренту для держателей токенов.
  • Когда люди говорят о потенциальной стоимости криптоактивов, они часто упоминают Закон Меткалфа. Согласно нему, полезность сети = ϴ * n(n-1), где ϴ — это константа, которая отражает разницы экономических составляющих в бизнес модели каждой сети, а n — это количество нод в сети. Просто фокусироваться на n(n-1) недостаточно. Вы должны брать во внимание параметр ϴ. У Wikipedia множество участников и пользователей, но денежная стоимость этого проекта невысока, потому что он не берет деньги с пользователей, не показывает рекламу и не имеет других источников дохода кроме пожертвований. ϴ Facebook будет выше Twitter, потому что рекламная бизнес-модель первой социальной сети более развита. TCP\IP не имеет финансовой стоимости не только потому, что он никому не принадлежит, а и потому что у него нет схемы получения дохода. Проблема служебных протоколов в том, что величина ϴ обуславливается стоимостью вычислительных ресурсов для поддержания сети, которая достаточно низка и продолжит снижаться, и которая должна оставаться низкой для успешного внедрения распределенных систем.
  • Думая о том, сможет ли токен какого-то протокола приносить прибыль, нужно не забывать и о том, является ли майнинг в блокчейне этого протокола конкурентным. Майнинг в любом децентрализованном протоколе должен оставаться конкурентной средой, иначе теряется децентрализация. Соревнование между майнерами важно для стоимости использования протокола и, таким образом, для ценности его токенов. Механизмы монополии тут не работают.
  • Протоколы должны не только конкурировать со своими потенциальными форками. Конкуренция между самими протоколами тоже жесточайшая. Вот, например, одна из последних новостей о том, что Kin планирует перенести свои токены с блокчейна Ethereum на другой блокчейн, так как первая сеть становится очень дорогостоящей в использовании⁵.
  • Стоимость «токен версии» сетевого бизнеса без материальных активов (социальные сети, Uber, AirBnB, и т.д.) будет лишь малой частью стоимости централизованной акционерной компании, стоящей за ними. Ломка традиционных сетевых бизнес-моделей соперниками с децентрализованными протоколами будет означать переход ценностей к пользователям и снижение рыночной стоимости, что хорошо для пользователей, экономики и общества, но не для инвесторов.

Следующая тема, требующая рассмотрения — это влияние перехода на протокол proof-of-stake и других моделей c долей владения на стоимость Ethereum и других протоколов. Идея таких протоколов состоит в том, что майнеры получают компенсацию за поддержание работы сети в криптоактивах этой сети или других криптоактивах (таких как ETH или BTC) пропорционально их доле владения криптоактивами данной сети (эти криптоактивы отдаются в качестве залога и теряются, если майнер будет заниматься мошеннической деятельностью). Сторонники этой идеи надеются, что такой подход позволит снизить объем вычислений в сети и избавиться от дорогостоящего механизма консенсуса proof-of-work.

Давайте вспомним нашу формулу стоимости сети, где PQ — это общая стоимость используемых вычислительных ресурсов. При переходе от алгоритма консенсуса proof-of-work на proof-of-stake, снизится общий объем используемых вычислительных ресурсов для поддержания работы сети. Это хорошо для более широкого внедрения и масштабируемости, но это также означает уменьшение параметра PQ.

Теперь примем во внимание тот факт, что для участия в майнинге и получения доходов от него, кроме вложения в средства вычислений, хранения данных и соединение с сетью, вы теперь должны располагать дополнительными средствами для того, чтобы заморозить их в криптоактиве конкретной сети. Эта стоимость инвестируемого капитала добавляется в значение PQ, делая подобный протокол еще более дорогим в использовании, чем эквивалентный служебный протокол, не предусматривающий доли владения (или где доля владения меньше, потому что криптоактив данной сети дешевле).

Эта система немного напоминает механизм лицензирования такси — уполномоченный орган выдает ограниченное количество лицензий на работу такси, и если вы хотите заниматься извозом, но у вас нет лицензии, то ее придется перекупить у другого владельца. При этом цена лицензии будет включать в себя некоторую часть ожидаемой прибыли. Первый владелец лицензии, который получит ее от монополии, будет выгодоприобретателем в данном случае. Покупатель тратит деньги и закладывает стоимость лицензии в услуги такси, что, в конечном итоге, ложится на плечи простых пользователей услуги.

Теперь давайте представим, что новый игрок приходит на рынок услуг такси, и ему нужны лицензии на машины. В условиях естественной монополии органа, который уже выдал лицензии, у этого игрока нет другого выхода, кроме как выкупать лицензии у конкурентов. Здесь реальный мир и мир блокчейнов расходятся. Так как протокол — технология открытая, то каждый может сделать его форк.

Если перенести эту ситуацию на реалии блокчейнов, то новому игроку на рынке такси нужно просто сделать форк существующего протокола, эффективно создав полные копии лицензий на перевозку. Так как эти лицензии ничего не стоили, то новые такси могут предоставлять услуги по более низким ценам. Пользователи узнают о новой компании такси с более низкими ценами и начинают ею пользоваться. Монополия существующих игроков на рынке исчезает. В итоге, выигрывают все кроме крупных игроков на рынке такси. Если необходимо, этот процесс можно повторять бесконечно. В результате, лицензия будет иметь низкую ценность (в данном случае лицензия выступает аналогом криптоактива сети)⁶.

Другие общие наблюдения:

  • Аналитики часто используют аналогию с оборотными средствами для того чтобы дать оценку тому, какое количество конкретного криптоактива пользователям нужно будет хранить для того, чтобы способствовать использованию блокчейна как сервисного средства. Однако подобный подход базируется на отношении объема и волатильности спроса, оптимальных размерах заказов, времени ожидания отклика и доставки, и времени на выполнение операции. Так как криптоактивы легко делятся на небольшие части и могут циркулировать очень быстро (так быстро, как позволяют скорость процессора и соединения с сетью), мне кажется, что пользователь решит, что ему нужно иметь небольшой запас конкретного криптоактива.

Перенос средств из одного криптоактива в другой уже не составляет больших проблем, а в будущем он станет совсем простым с технологиями вроде atomic swap. Так как ожидаемая скорость обращения криптоактивов будет высокой в развитых сетях, то у пользователей просто не будет смысла держать их, как людям нет смысла запасаться бензином или крупным компаниям содержать гигантские склады с полным перечнем товаров на продажу. Компании не пытаются наращивать свои запасы более чем это необходимо в качестве способа хранения нераспределенной прибыли. Точно так же простые люди держат бензин в баках своих машин, но они не пытаются держать бензин в канистрах в гараже в качестве сбережения⁷.

  • На каждый успешный протокол (разумеется, на каждый успешный Dapp) будет приходиться n неудачных версий. Одним из достоинств экономики таких протоколов является недорогая стоимость экспериментов, что обуславливает большое количество попыток и большое количество неудач, и снижает ценность успешных проектов. Опять же, такая особенность хороша для пользователей и общества, но она плоха для инвесторов⁸. Проблема заработка путем инвестиций в служебные протоколы ухудшается такими фактами как: а) высокий процент неудач, так что выбрать проект, который станет успешным, очень сложно; и б) вполне вероятно, технологии, которые станут успешными в долгосрочной перспективе, еще не появились на рынке (примите во внимание, что самые дорогие интернет компании были созданы после 2001).
  • Мотивация разработчиков в долгосрочном периоде тоже является проблемой в данной сфере. Большинство протоколов поддерживаются во время запуска, а затем интерес к ним падает. У разработчиков может быть желание улучшить работающий протокол путем форка и последующих модификаций системы. Например, протокол и токены в сети поддерживаются оригинальными разработчиками, а потом появляется агрессивная команда разработчиков, которые делают форк, предоставляют всем пользователям средства в новой сети аналогичные их вложениям в оригинальной. Рынок решает, какой форк они будут поддерживать в будущем. У разработчиков есть мотивация создавать протоколы с нуля, но из-за сетевого эффекта проще доработать уже существующие решения. У майнеров и, наверное, крупных пользователей тоже есть желание инвестировать в протокол, с которым они работают, путем внесения изменений или проведения форка. Исходя из этого, можно предположить, что: а) более успешными будут становиться проекты, которые направлены на решение простых проблем, а не амбициозные проекты, которые требуют большой работы; б) будущие проекты будут иметь более совершенные системы стимулирования разработчиков в долгосрочном периоде (проще сказать, чем сделать)⁹; в) будут появляться агрессивные форки, проводимые соперничающими группами разработчиков¹⁰; г) крупные группы майнеров/пользователей будут побуждать или платить разработчикам за внесение изменений в протоколы. Все сказанное выше не означает, что у служебных протоколов не будет никакой стоимости. Результат вычисления по формуле PQ/V будет иметь положительное значение.

В отличие от традиционного бизнеса, создатели протоколов не защищены законом об охране интеллектуальной собственности, что означает, что разработчики могут вмешиваться или использовать работу других разработчиков. Этот фактор ограничивает возможность получения прибыли с таких проектов¹¹.

Как описано в примере об ETH ниже, суммарная стоимость криптоактивов всех служебных протоколов вместе взятых составляет где-то между десятками и сотнями миллиардов долларов. Инвестирование в криптоактивы служебных протоколов могло бы иметь смысл, если бы текущая стоимость была на один-два порядка ниже, но оценка рыночной стоимости и риск невозврата инвестиций делают такие вложения не слишком привлекательными.

Стоимость ETH

ETH, токен Ethereum, является интересным примером для рассмотрения из-за довольно высокой текущей стоимости сети и потенциала Ethereum стать основным служебным протоколом. Ethereum мог бы стать основой для создания смарт-контрактов и работы многочисленных децентрализованных приложений, DAO и т.д., и, возможно, однажды даже для Ethereum Virtual Machine (EVM).

Разработчики Ethereum понимают, что для того, чтобы данный проект смог реализовать свой потенциал, стоимость использования службы смарт-контрактов должна быть как можно более низкой. В фазе равновесия она не должна сильно отличаться от стоимости вычислительных ресурсов для обеспечения данной операции. Для того, чтобы сеть развивалась именно в таком направлении, был разработан механизм GAS, чтобы отделять использование сети (и затраты на это) от цены ETH токена.

У каждой вычислительной операции есть предопределенная стоимость, GASCOST, которая измеряется в единицах GAS. За GAS можно заплатить ETH (и другими токенами или валютами), «обменный курс» такой операции GASPRICE устанавливается пользователями и майнерами¹². Более подробное объяснение дается в Ethereum Homestead Documentation¹³.

В долгосрочном периоде GASPRICE (и стоимость ETH через этот параметр) должны стремиться к стоимости вычислительных ресурсов сети. Иного не должно быть, ведь если комиссия за проведение операций в блокчейне Ethereum будет намного больше реальных затрат вычислительных ресурсов на проведение данных операций, то люди просто перейдут на использование другого блокчейна, в котором отсутствует такая разница (или на форк Ethereum).

Так как стоимость ETH не привязана к GAS и, таким образом, к объему транзакций в протоколе Ethereum, можно было бы предположить, что токены ETH могли бы иметь неоправданно высокую стоимость без ущерба эффективности затрат на операции в сети. Но сначала давайте согласимся с тем, что из-за механизма GASPRICE¹⁴ объем транзакций в блокчейне Ethereum и широта его применения не приводят к высокой стоимости токена ETH. Это замечание очень важно, так как многие обозреватели ошибочно полагают, что большой объем транзакций в сети, подогреваемый различными потенциальными возможностями использования протокола Ethereum, обязательно приведет к высокой стоимости токена ETH.

Давайте рассмотрим некоторые цифры, чтобы примерно рассчитать величину полезности ETH. ВВП Ethereum (то есть, PQ) — это общий «доход» сети от выполнения операций, который можно рассчитать как использованный GAS умноженный на среднюю величину GASPRICE. 23 декабря 2017, общий объем ETH, использованный для обработки транзакций в сети Ethereum (оплаты работы майнеров), составил ETH 1388 (рассчитан на основании использованного GAS¹⁵, умноженного на средний GASPRICE на тот день¹⁶).¹⁷ Если считать 1 ETH равным $700, то 1388 ETH стоят чуть меньше 1 миллиона долларов США. Это примерно 355$ миллионов в год (если умножить на 365 дней).

Теперь мы можем сделать ряд предположений относительно того, как быстро будет расти сеть Ethereum, и с какой скоростью будут снижаться издержки, связанные с вычислениями и затратами энергии. Например, давайте предположим, что траффик в Ethereum будет расти с той же скоростью, что и интернет траффик с 1995 по 2005 (примерно 150% в год)¹⁸, и что эффект от снижающихся издержек, связанных с вычислениями, составит 20% в год (оптимистичное предположение, так как оно только округляет эффект среднего значения снижения стоимости вычислений без изменения в механизме консенсуса; применение алгоритма proof-of-stake или других решений масштабируемости может привести к уменьшению стоимости поддержания работы сети в разы). Суммарный эффект этих двух факторов даст увеличение “ВВП Ethereum” в два раза за год. При таком развитии, ВВП Ethereum увеличился бы с 355 миллионов долларов США до 363 миллиардов за 10 лет. Если мы предположим, что скорость обращения равна 7, общая стоимость ETH достигла бы 52 миллиарда долларов через 10 лет, что примерно на 24% меньше текущей стоимости примерно в 68 миллиардов. Конечно, чтобы ETH стал привлекательной инвестицией, приносящей доход, стоимость сети на текущий момент должна быть намного меньше 52 миллиардов (если предположить, что инвесторы хотели бы получать годовой доход в 30–40% на протяжении указанного периода, то текущая стоимость сети должна быть где-то в пределах 1,8–3,8 миллиарда долларов).

Изложенный выше расчет предполагает, что GASPRICE уже установлен на уровне, при котором майнеры не получают экономическую ренту, и что Ethereum не изменил свой алгоритм proof-of-work на, например, proof-of-stake. Так как сеть находится еще на раннем этапе развития и вычислительные мощности для майнинга еще только догоняют спрос, то майнеры, вероятно, получают положительную экономическую ренту, что означает, что эти поверхностные вычисления преувеличивают PQ даже если алгоритм proof-of-work продолжит существовать. Более того, если Ethereum успешно перейдет к использованию алгоритма proof-of-stake и успешно справится с неэффективностью консенсуса proof-of-work, PQ блокчейна сильно снизится и вместе с этим снизится и общая стоимость сети Ethereum.

Другой подход к оценке включает в себя сравнение ВВП Ethereum с суммарным доходом Amazon Web Services. Ожидаемый суммарный доход AWS составит 16,8$ миллиарда в 2017 году и достигнет 40$ миллиардов (согласно расчётам JP Morgan) в 2021. Если принять скорость обращения ETH равной 7, то ВВП Ethereum (PQ вычислительных ресурсов в сети) должен достичь примерно 476$ миллиардов, величины в 28 раз больше текущего дохода AWS, для подтверждения текущей стоимости сети. Конечно, AWS всего лишь один из провайдеров облачных сервисов, а Ethereum всего лишь один из блокчейнов. Даже если мы предположим, что Ethereum достигнет большей доли на «рынке» блокчейнов, чем доля рынка AWS в сфере облачных сервисов, все равно сложно представить, как стоимость сети Ethereum может быть хоть сколько-нибудь подтверждена на этом основании.

Обратите внимание, что высказывая предположения о стоимости ETH на фазе равновесия, я не брал в расчет сгенерированные токены, которые майнеры получают за поддержку сети. Можно выделить два негативных фактора, вызванных наградами на майнинг, на общую стоимость токена:

  • Генерация новых токенов не увеличивает общую стоимость сети, точно так же, как и печать новых фиатных денег не делает людей богаче в реальном выражении. Новые токены просто дробят общую стоимость сети на большее количество токенов. Те, кто занимаются майнингом, получат выгоду от получения токенов, а те, кто не принимает участие в майнинге, пострадают от такого дробления¹⁹.
  • Существует еще один, менее заметный негативный эффект от генерации новых токенов. Этот процесс субсидирует затраты на поддержание работы сети, что в фазе равновесия будет оказывать понижающее воздействие на GASPRICE, что в свою очередь окажет давление в сторону понижения стоимости ETH через обменный курс GAS — ETH.

В завершение написанного выше можно сказать, что даже если Ethereum станет очень успешным проектом, стоимость сети при использовании ее протокола в качестве основы, скорее всего, будет намного ниже текущей стоимости. Все это вызывает вполне закономерный вопрос: будет ли стоимость ETH все еще высока, когда большой объем транзакций и операций в сети будут наконец достигнуты?

Согласно одному из мнений, люди будут широко использовать ETH в качестве валюты для финансовых инвестиций, скажем, в ICO ERC20 токенов или DAO на протоколе Ethereum. В своей записи, под названием Platform Currencies May Soon Be Obsolete²⁰, Александр Булкин излагает по пунктам, почему ему видится маловероятным, что один блокчейн сможет служить основой для большого количества Dapps и в то же время функционировать как основное денежное средство сбережения. Более того, если служебные протоколы являются непривлекательным объектом инвестиций, как показывает изложенный выше анализ, насколько высок будет спрос на них у инвесторов? Наконец, в будущем со множеством протоколов, есть ли смысл накапливать конкретный токен чтобы сделать какую-то определенную инвестицию вместо того чтобы держать сбережения в наиболее подходящем для этого протоколе (или инвестиционном активе) и получать ETH или любую другую криптовалюту только когда она нужна для какой-то определенной цели?

Существует вероятность, что ETH заменит Bitcoin и станет доминантным не суверенным денежным средством сбережения именно за его достоинства как средства сбережения. Мы еще коснемся этой темы в следующей части документа, но на сегодняшний момент объективный обозреватель бы отдал пальму первенства Bitcoin, а не ETH, как главному средству сбережения. Кто-то из вас мог бы возразить, что можно воссоздать Bitcoin на блокчейне Ethereum, но зачем нам это? Зачем создавать замену на основе более сложного протокола, подверженного большему риску атак, с более короткой историей функционирования, менее децентрализованного и склонного к откату несовместимых модификаций протокола. При этом Bitcoin стабильный, надежный, устойчивый и широко применяемый протокол, который уже хорошо выполняет свою узкую задачу.

Криптоактивы как деньги

Деньги выполняют три основные функции:

  1. Средство сбережения
  2. Средство платежа
  3. Расчетная единица

Преимущества криптовалют в сравнении с другими формами денег состоит в следующем: а) наиболее очевидное применение как средство сбережения; б) более удобное средство платежа в некоторых случаях; в) требуется как расчетная единица для определенных целей.

Криптовалюта является намного лучшим средством сбережения денег чем, скажем, золото. (Я не буду перечислять причины, почему это так, и об этом уже много написано.) Как средство платежа криптовалюты могут лучше проявлять себя, чем используемые технологии (например, для международных платежей), но Visa, Apple Pay, Google Pay, PayPal и фиатные деньги хорошо служат этой цели и справляются с обычными ежедневными платежами лучше, чем криптовалюты. Как расчетная единица, криптовалюты могут быть наиболее полезны в международной торговле, на глобальных товарных рынках, в административно-территориальных единицах с нестабильной национальной валютой, и т.д.

Для начала, позвольте привести несколько примеров того, что мы используем как средство платежа, а что является денежным средством сбережения²¹:

Средства платежа: Visa (кредитная и дебетовая), SWIFT, PayPal, Apple Pay, Google Pay, Western Union, наличные деньги.

Денежные средства сбережения: золото, банковские депозиты, наличные деньги.

Что интересно, только наличные деньги являются одновременно средством платежа и сбережения. При этом люди обычно не хранят большие суммы наличности при себе, а предпочитают при необходимости снять нужную сумму с депозита. Компании, не относящиеся к сфере розничной торговли, обычно не хранят или практически не хранят наличные деньги, предпочитая вместо этого хранить их на банковских депозитах, в ценных бумагах, и т.д.

Банковские депозиты являются средством сбережения, но они не используются для платежного средства. Когда вам нужно сделать перевод, вы конвертируете средства с депозита в наличность или переводите их на карту и совершаете платеж. Кредитные карты и SWIFT являются средствами платежа, но не используются для сберегательных целей. Золото, в свою очередь, является средством сбережения, но им нельзя заплатить. Как мы видим, такие функции денег как средство платежа и накопления обычно разделены.

Криптоактивы являются интересным особым случаем, который потенциально может играть обе роли. Кроме того, так как осуществлять перевод между двумя разными криптовалютами, скорее всего, можно будет эффективно и быстро, то разделение между функциями сбережения и платежа будет менее выражено, чем у традиционных денег.

Давайте представим, что на рынке существуют конкурирующие криптовалюты, которые имеют такую гипотетическую оценку относительной полезности по 5 ключевым характеристикам денег:

Какая из этих криптовалют станет доминантным средством сбережения? Станет ли криптовалюта «С» абсолютным лидером?²² Или криптовалюта «А» станет доминирующим средством сбережения, тогда как криптовалюта «В» — основным платежным средством, а пользователи будут переводить средства между «А» и «В» в зависимости от их нужд? Многое будет зависеть от технологии и политических уступок при создании криптоактивов, но я склоняюсь к мысли, что развитие приведет нас к одному универсальному лидеру.

Криптовалюта, претендующая на звание основного средства сбережения, должна иметь хороший функционал для осуществления платежей (легкость обмена, делимость, принятие в качестве средства платежа). Чем выше эти характеристики, тем лучше, но они не должны ослаблять функционал валюты как средства сбережения (ограниченность, стабильность). Если криптовалюта не слишком удобна в качестве средства платежа, она может стать популярным средством сбережения, так что последняя характеристика очень важна. Криптоактив с наиболее сильными характеристиками средства сбережения и хорошими, пусть и не отличными, возможностями использования его как средства платежа имеет высокую вероятность стать доминирующим средством сбережения.

И как следствие, если криптоактив хорошо проявляет себя как средство платежа, это не означает, что он автоматически станет средством сбережения. Если Ripple лучше подходит для совершения платежей, чем Bitcoin, то это не означает, что Ripple станет более популярным средством сбережения. И если пользователи применяют какой-то криптоактив (например, ETH) для решения определенных задач, то это не значит, что они увидят в нем средство сбережения. Пользователи скорее продолжат пользоваться им, покупая определенное количество ETH для оплаты чего-либо.

Что все это значит при определении потенциальной стоимости криптоактивов как денег? Во-первых, вы должны оценить функционал криптовалюты как средства платежа и средства сбережения по отдельности и сравнить их с конкурирующими криптовалютами. Слабость в одной из этих функций еще не означает слабость и в другой, не стоит считать, что эти функции неделимы.

Что ждет нас в будущем по моему мнению? Очень вероятен сценарий, при котором несуверенные криптовалюты, суверенные электронные деньги, платежные решения off-chain и решения второго уровня, и усовершенствованные версии централизованных платежных систем, таких как Visa, PayPal и Apple/Google Pay будут соперничать друг с другом. У каждого из них будут свои преимущества и недостатки при совершении определенных платежей. При этом будет один лидер, использующийся как средство сбережения, где-то как золото на сегодняшний день. Вполне возможно, что этот лидер будет использоваться для расчетов при международной торговле.

Мне видится вероятным, что рынок средств платежа останется сегментированным, и многочисленные электронные деньги и централизованные платежные системы будут конкурировать как на глобальном, так и на региональных рынках. В данном случае скорость и стоимость проведения платежа более важны, чем устойчивость к цензуре. При таком развитии, несуверенные, устойчивые к цензуре, децентрализованные платежные протоколы могут стать нишевым продуктом, применяемым для международных платежей, расчетов с рынками со слабой национальной валютой, или для денежных переводов, требующих устойчивости к цензуре (санкции, политические репрессии, нелегальная деятельность). Я также могу представить, что суверенные государства издадут ряд законов, которые будут поддерживать местные электронные деньги, а не децентрализованные криптовалюты, чтобы контролировать национальную денежную политику и налогообложение.

Средство Платежа

Если рассматривать криптоактив исключительно как средство платежа, изолированно от функции сбережения, то это всего лишь еще один служебный протокол, где стоимость токенов определяется все той же формулой M = PQ/V.

Платежи посредством блокчейна будут стоить (для держателей токенов) намного меньше, чем сегодняшняя стоимость платежей через централизованных конкурентов типа Visa, Apple/Google Pay или PayPal. При этом неверным будет считать, что если криптоактив служит средством платежа, то держатели токенов будут владеть чем-то типа части «стоимости предприятия» (вроде стоимости компании Visa, разделенной на количество выпущенных токенов). В фазе равновесия стоимость сети такого токена будет равняться M = PQ/V, где PQ — это просто совокупная стоимость вычислительных ресурсов на поддержание работы цепи, а V — это скорость обращения активов (скорее всего, высокая). Значение, рассчитанное по этой формуле, будет намного ниже, чем рыночная стоимость централизованных платежных систем. Блокчейн платежи могут заменить традиционные платежные системы, но стоимость этих протоколов, выраженная через их токены, будет все равно намного ниже. Дополнительного анализа заслуживает и степень желания людей и компаний держать токены в качестве оборотных средств. Не считая пользователей, которые совершают множество платежей за рубеж, чьей основной деятельностью является международная торговля товарами или которые работают в странах со слабой национальной валютой, странным видится постоянное поддержание большого запаса криптовалюты, использующейся как средство платежа. В мире с развитой криптоэкономикой перевод из одной криптовалюты в другую (например, с криптовалюты с функцией сбережения на криптовалюту — средство платежа) будет простым и мгновенным. И будет ли рациональным держать большой запас криптовалюты, которая лишь средство платежа?

Также стоит уделить внимание разнице между эквивалентами наличности, такими как депозиты и средства с частичным банковским резервированием, и как это соотносится с криптовалютами. Если у криптоактивов не появится подобие системы депозитов, то пользователи могут предпочесть фиатные деньги, где они будут получать доход по вкладу, и будут лишь держать небольшой объем криптовалюты для совершения платежей, или они могут отдавать свои криптоактивы в рост, покупая такие криптоактивы, как бонды и коммерческие бумаги²³.

На сегодняшний день, мы используем большое количество платежных средств, которые более всего подходят для конкретной ситуации. Это же ждет нас и с криптовалютами — мы будем выбирать конкретное средство платежа в зависимости от требований. Можно предположить базовые требования будущего: платежи по полностью автономным смарт-контрактам; платежи, в которых главным требованием является скорость или низкая комиссия за операцию; анонимные и безопасные платежи; случаи, когда продавец принимает оплату только в Litecoin или Dash, и. т.д.

Подытоживая сказанное, мне кажется, что данная сфера будет постоянно развиваться и эволюционировать, и конкуренция между различными средствами платежа будет только увеличиваться. В отличие от этого, криптоактив с лидерской позицией как средства накопления будет только усиливать свои позиции с течением времени.

Средство сбережения

Я бы предположил, что одна криптовалюта имеет вероятность стать доминантным средством сбережения, потому что непонятно, какая польза от наличия двух таких криптовалют. Из не привязанных к фиатным деньгам средств сбережения главным является золото. Да, существует и серебро, но его стоимость составляет лишь малую часть стоимости золота. Более того, только 20% ежегодного спроса на серебро (примерно 3,3$ миллиарда в 2016) приходится на его использование как денежного средства²⁴.

Это приводит нас к попытке рассчитать потенциальную будущую стоимость доминирующего криптоактива для сбережения средств. Логично предположить, что стоимость такой сети будет частью совокупного запаса ценностей, которые используются как средство сбережения. Например, суммарная стоимость золота составляет 7,8$ триллиона²⁵. Вы можете думать, что криптоактиву будет сложно заменить золото, которое использовалось как средство сбережения уже около тысячи лет. Или вы можете возразить, что держать сбережения в криптовалюте проще, чем в золоте, которое нельзя быстро обменять или носить с собой.

Общий вес добытого золота составляет 187 200 тонн, 38% из которых пошли на изготовление слитков. Из этих слитков немного меньше половины находятся во владении национальных казначейств, а оставшиеся слитки — у частных лиц. Оставшееся добытое золото было использовано для создания украшений (80%) и в производстве (20%)²⁶.

Конечно, некоторые могут хранить золотые украшения или какие-то коллекционные монеты в качестве инвестиции, но я не буду учитывать их, так как криптоактив не замена абсолютно всем способам сбережений. Так как криптоактивы более удобны в использовании, чем золото, можно предположить, что в фазе равновесия на лидирующий криптоактив-средство сбережения будет приходиться 1–3х частных инвестиций в золотые слитки. Так как казначейства обычно реагируют на изменения медленнее, то я думаю, что через 10 лет доля криптоактива у них будет 0,25–1х сбережений в слитках. Разбив 38% на 18% во владении казначейств и 20% в частных руках, можно рассчитать, что лидирующий криптоактив будет стоить 25–78% золота²⁷, то есть, 1,9$ — 6,1$ триллиона.

Однако замена золота лишь вершина айсберга. Золото составляет немногим менее 11% международных резервов в 12,7$ триллиона, из которых на фиатные деньги приходится 86%, а на специальные права заимствования и другие активы МВФ — оставшиеся 3%²⁸. Из фиатных денег 63% приходится на доллар США, 20% — на евро, доля остальных валют значительно меньше. При этом, такая ситуация не устраивает в том числе и многие государства, которые не хотят использовать, скажем, доллар для международных расчетов. Кроме того, все транзакции с долларом США должны проходить через SWIFT, и отключение от SWIFT во многом означает финансовую изоляцию страны. Не фиатная и устойчивая к цензуре криптовалюта стала бы куда лучшей альтернативой доллара США для многих валютных запасов. Если считать, что наш лидирующий криптоактив заменит от 0,25х до 0,75х международных резервов не в золоте, то это добавит еще 2,8–8,5 миллиарда долларов США стоимости к этому криптоактиву. Если добавить эту сумму к золотому запасу, то мы получим 4,7$ — 14,6$ триллиона²⁹.

Остается вопрос, какая криптовалюта имеет наибольший шанс стать лидирующим средством сбережения? Мне кажется, на основании имеющейся у нас информации на данный момент, таким лидером может стать Bitcoin (BTC). У него больше пользователей, он децентрализован, у него больший хеш, чем у других криптовалют, он очень стабильный и устойчивый, он больше всего находится на рынке и он никогда не подвергался успешным хакерским атакам. У других криптоактивов могут быть свойства, которых нет у Bitcoin, но, как уже говорилось выше, у средства сбережения не обязательно должен быть широкий функционал, а Bitcoin продолжает отлично выполнять возложенные на него задачи. Если Bitcoin действительно станет лидирующим криптоактивом для сбережения средств, то, базируясь на моем расчете стоимости сети в 4,7$ — 14,6$ триллиона, стоимость одного BTC должна колебаться в пределах 260000$ — 800000$³⁰.

Неизвестно также, сколько по времени займет установление криптоактива в роли лидера. Это может занять больше 10 лет или никогда не произойти в полном объеме. Относительно риска инвестирования: инвестиция с прибыльностью в 20–60 раз³¹ требует вероятности удачи лишь между 2% и 5% чтобы считаться инвестицией с положительным исходом. Я думаю, что при сегодняшнем развитии и распространении, вероятность выше 2% — 5%. Я бы определил такую инвестицию как убыток:прибыль от -1х до 60х с вероятным положительным исходом.

Многих интересует вопрос возможных форков Bitcoin, и не подорвут ли они положение оригинального BTC. Для того чтобы эти форки стали успешными и не отмерли, они должны предлагать какой-то новый и ценный функционал. До тех пор пока BTC хорошо выполняет свою роль независимого средства сбережения, этот новый функционал, скорее всего, будет относиться к более узким случаям использования. Вполне возможно, что такой форк Bitcoin станет успешным не как средство сбережения и будет успешно решать какую-то нишевую проблему. В равновесной фазе, скорее всего, будет один лидер, используемый в качестве средства сбережения, и это, как мне кажется, будет BTC. Для инвестора, который уже имеет вложения в BTC, рациональной стратегией является просто держать средства и получать дополнительную выгоду при появлении новых форков. Для нового инвестора, наверное, не имеет смысла вкладывать в уже существующие форки, так как вероятность их успеха все же ниже.

BTC против BCH

Давайте рассмотрим недавний форк Bitcoin (BTC) — Bitcoin Cash (BCH), который появился в августе. BTC ориентирован на устойчивость к цензуре и больше подходит для сбережения средств. В долгосрочной перспективе, масштабируемость будет достигнута преимущественно через решения второго уровня. BCH специализируется на мгновенных переводах путем внедрения ончейн решений. Стоимость совершения перевода дешевле в BCH, и данный криптоактив набирает популярность. С другой стороны, BCH менее привлекателен как средство сбережения и располагает более слабой командой разработчиков. BCH мог бы стать еще одним альткоином, но у него есть ряд сильных сторон: а) возможная путаница пользователей из-за схожести имен и того факта, что домен bitcoin.com принадлежит одному из промоутеров BCH, который активно продвигает его как «настоящий Bitcoin»; б) тот факт, что BCH и BTC имеют тот же hash power; в) BCH рекламируют крупные держатели BTC, которые владеют крупными биржами и кошельками и вместе обладают большими вычислительными мощностями (может, более 50%). Пункт «б» вызывает опасения о том, что если цена BCH значительно увеличится по отношению к BTC, то многие вычислительные мощности могут перейти на BCH, вызвав тем самым медленную работу BTC³². Пункт «в» означает риск различных атак на BTC.

Для инвестора самый простой способ хеджировать риски — это просто иметь одинаковое количество токенов в обеих сетях³³. При этом BCH не предлагает существенно нового функционала по сравнению с криптовалютами для платежей, такими как Dash и Litecoin. BTC, в свою очередь, становится лидирующей криптовалютой для сбережения средств.

Дополнение: мысли о скорости роста цены BTC

9 декабря 2017

Насколько нам стоит волноваться насчет такого быстрого роста цены Bitcoin? Каждый день мы читаем о новых рекордах, думая, что такой рост является признаком пузыря. Давайте попытаемся предположить, сколько времени понадобится Bitcoin чтобы достичь своей стоимости в фазе равновесия. Для этого опять нужно разделить служебные протоколы (и криптоактивы как средство платежа) и протоколы как средство сбережения.

Анализируя цену акций растущей компании, мы берем в расчет многие факторы, такие как ожидаемый рост бизнеса, создание команды проекта, создание инфраструктуры для удовлетворения потребностей клиентов, разработка собственной технологии и т.д. Это означает, что стоимость акций «X» во временном отрезке «t0» может быть переоценена, и цена акций «X» может являться недостаточно высокой во время «tn». Как это относится к криптоактивам? Как и акции компании, рост стоимости служебного протокола (и протоколов — средств платежа) должен происходить вместе с ростом количества пользователей, объема использования/количества транзакций, наращивания сети и т.д. Поэтому когда мы говорим, что ETH должен иметь общую стоимость в 52$ миллиарда через 10 лет, мы не имеем в виду, что он должен стоить столько сегодня. Многое должно случиться, чтобы сеть доросла до такой стоимости.

Криптоактивы как средство сбережения имеют другие механизмы прироста стоимости. Если сеть готова технически исполнять свою функцию средства сбережения, то она может достичь своей стоимости в зрелом состоянии очень быстро благодаря коллективному восприятию. Это же мы можем сказать о слитке золота или картине Пикассо — они имеют высокую стоимость, потому что мы все согласились так считать.

До 2017 Bitcoin скорее был феноменом для частного инвестора, а владели им в основном «технари», которые поддерживали сеть. Так как криптовалюта становится мейнстримом, то туда потянулись мелкие и крупные инвесторы. При потенциальной стоимости сети в 4,7$ — 14,6$ триллиона, 1,5$ — 4,7$ триллиона будут приходиться на приватный сектор, а 3,2$ — 9.9$ триллиона — на общественный сектор. При высоком спросе сеть может быстро достигнуть стоимости в 1,5$ триллиона, что означает цену BTC 112000$³⁴ при текущем количестве криптовалюты в сети и 86000$ когда все биткойны будут сгенерированы³⁵.

Такой быстрый рост цены может быть также обусловлен тем, что большое количество BTC сконцентрированы в одних руках, и владельцы не спешат с ними расстаться³⁶.

Наверное, в эффективном обращении находится не более 1 миллиона BTC, что тоже ускоряет рост стоимости актива.

При этом, Bitcoin все еще вызывает лишь интерес у финансовых рынков, так как стоимость сети в 218 миллиардов долларов США не такая уж и большая. Если Bitcoin преодолеет рубеж в 1 триллион, то он может быть признан полноценным классом активов, и тогда финансовый мир начнет строить инфраструктуру вокруг него.

Все сказанное выше не обязательно должно случиться, я пытался рационально подойти к вопросу, что может случиться. В зависимости от того, на какой стадии развития мы находимся относительно состояния сети в фазе равновесия, кратковременный резкий рост актива абсолютно нормален и не обязательно является признаком пузыря.

Сноски:

1. Ранние версии этого документа датируются июнем 2017.

2. Говоря о равновесии, я имею в виду тот момент, когда спекулятивная фаза развития пройдена, и большинство будет рассматривать криповалюты в качестве средства сбережения, такого как золото. В контексте развития инфраструктуры и приложений, это то время, когда криптоактивы достигнут значительного внедрения в жизнь людей. Интернет может послужить прекрасным примером в данном случае. Количество людей, использующих интернет, и интернет-компаний продолжает расти, но этот рост замедляется. Сегодня крупные интернет-компании рассчитывают свою стоимость на основании таких показателей, как PEG и EBITDA, а не на количестве кликов или просмотров, как в конце 1990х. Для простоты, давайте рассмотрим время через 10 лет.

3. Chris Burniske в своем недавнем посте под названием Cryptoasset Valuations” (https://medium.com/@cburniske/cryptoasset-valuations-ac83479ffca7) рассчитал 7 как среднее значение параметра V с учетом держателей, спекулянтов, и т.д. Такое предположение достаточно оптимистично, но его подход интересен при исследовании различных факторов, которые влияют на значение скорости обращения криптоактивов.

4. Мне еще не приходилось встречать примеры протоколов, где я бы смог убедиться, что лежащий в основе редкий ресурс не является вычислительным ресурсом. Если у вас есть примеры обратного, сообщите мне.

5. https://www.coindesk.com/kik-might-move-its-ico-tokens-to-a-new-blockchain/

6. Конкуренция, снижающая доход участников, будет работать одинаково, независимо от того, работает ли система депозитов для участников в криптоактивах данной сети или другого протокола.

7. Смотрите один из последних постов Виталика Бутерина: “On Medium of Exchange Token Valuations” (http://vitalik.ca/general/2017/10/17/moe.html)

8. Смотрите также запись Teemu Paivenen в блоге под названием “Thin Protocols” (https://blog.zeppelin.solutions/thin-protocols-cc872258379f).

9. Tezos предлагает интересное решение данной проблемы. Tezos соединяет алгоритм консенсуса PoS с системой, где держатели токенов могут голосовать за усовершенствования протокола, предлагаемые разработчиками. Разработчики при этом получают награду за свое участие. Посмотрим, сработает ли это, но проблема с Tezos заключается в том, что в будущем стоимость токенов, скорее всего, будет невысокой. TTezos = PQ/VM где PQ — это стоимость вычислительных ресурсов, требуемых на поддержание блокчейна Tezos.

10. Смотрите также запись Fred Ersham “Accelerating Evolution through Forking” (https://medium.com/@FEhrsam/accelerating-evolution-through-forking-6b0bba85a2ba)

11. Интересная бизнес идея, которой кто-то мог бы заняться: собрать средства для финансирования группы наемных разработчиков блокчейна, которые систематически атаковали бы развивающиеся или развитые протоколы с достаточно высокими вознаграждениями и создавали форки с улучшениями и более низкой стоимостью использования для пользователей.

12. Примите во внимание, что значение GASPRICE меняется, а GASCOST нуждается лишь редкой коррекции, в случаях, когда меняется стоимость произведения вычислений.

13. На практике, сегодня комиссия за проведение большинства транзакций составляет 0.02 microETH (комиссия по умолчанию), но комиссия, скорее всего, отражает зачаточное состояние сети. Размер GASPRICE должен стать более подверженным колебаниям в зависимости от состояния рынка.

14. Обратите внимание, что механизм GASPRICE помогает уменьшить мотивацию к созданию форков сети, так как экономическая рента может быть быстро уменьшена, таким образом, исключая необходимость форка. Протоколы без механизма GAS, вероятно, придут к равновесию схожему с Ethereum через форки. У Ethereum может появиться форк из-за других причин.

15. https://etherscan.io/chart/gasused

16. https://etherscan.io/chart/gasprice

17. 23 декабря 2017: использовано GAS 41686,74 миллиона x среднее значение GASPRICE 0.000000033285710975 ETH = 1388 ETH.

18. https://blogs.cisco.com/sp/the-history-and-future-of-internet-traffic

19. Vitalik Buterin, Incentives in Casper the Friendly Finality Gadget (27 August 2017)

20. Aleksandr Bulkin, https://blog.coinfund.io/platform-currencies-may-soon-be-obsolete-78d9b263d902

21. Обратите внимание, что я не упоминаю такие вещи как предоплаченные дебетовые карты, подарочные карты, предоплаченные пакеты мобильной связи и мили от авиакомпаний, так как их объем несущественен для финансовой системы.

22. Крипто-спрок? Криптовалютный эквивалент того самого гибрида ложки и вилки, который не может ни накалывать еду нормально, как вилка, ни зачерпывать жидкости, как ложка. Автор этой шутки https://medium.com/@hamptonfischer/bitcoin-cash-a-spork-7f9f6230a57

23. Обратите внимание, что обе эти инвестиции увеличивают денежный мультипликатор и эффективно уменьшают ограниченность используемого криптоактива.

24. https://www.silverinstitute.org/silver-supply-demand/

25. 7,8$ триллиона — это совокупная стоимость добытого золота. 187 200 метрических тонн х 32150,7 тройских унций на тонну х 1292$ стоимость одной тройской унции на 21 августа 2017.

26. GFMS Gold Survey 2017 стр.36

27. Расчёт по нижней границе ((20% * 1) + (18% * 0.25)) = 25%; по верхней границе: ((20% * 3) + (18% * 1.0)) = 78%.

28. По состоянию на 28 апреля 2017 согласно отчету International Monetary Fund 2017 Annual Report.

29. Общие международные резервы 12,6$ триллиона, из которых резервы не в золоте 89%, то есть 11,3$ триллиона. Расчет по нижней границе: 11,3$ триллиона х 25% = 2,8$ триллиона. Расчет по верхней границе: 11,3$ триллиона х 75% = 8,5$ триллиона.

30. Чтобы прийти к этой цене, я рассчитал общее количество BTC в сети как 21 миллион — 2,8 миллиона = 18,2 миллиона биткойнов. Общее количество BTC, которое появится в сети, равно 21 миллион. При этом, как считают сотрудники фирмы Chainalysis, специализирующейся на аналитике блокчейнов, около 2,8–3,8 миллионов BTC уже, наверное, потеряны. Даже если какие-то из этих потерянных BTC удастся восстановить, то со временем могут быть утеряны новые, так что расчет по нижней границе в 2,8 миллиона видится мне рациональным.

31. На момент публикации в декабре 2017 BTC торговался по цене около 13000$.

32. Вы можете сравнить изменение в хеш-рейте BCH и BTC здесь.

33. На сегодняшний момент цена BCH:BTC колеблется в районе 20%, и даже если BCH не сможет стать лидером, он, скорее всего, сохранит свою стоимость в долгосрочной перспективе.

34. Складывается впечатление, что основными преимуществами Bitcoin Cash являются лишь имя Bitcoin и тот факт, что пользователи сети получили BCH бесплатно во время форка.

35. 16,7 миллионов BTC минус потерянные 2,8 миллиона = 13,9 миллионов BTC.

36. 21 миллион BTC минус потерянные 2,8 миллиона BTC = 18,2 миллиона BTC.

37. https://bitinfocharts.com/top-100-richest-bitcoin-addresses.html

***

Данный материал является переводом документа, подготовленного Джоном Пфеффером, полную и оригинальную версию автора на английском языке вы можете найти по этой ссылке. Были опущены некоторые примеры, а также была произведена попытка сократить текст с сохранением наиболее важных материалов документа.

Перевод подготовлен Mia, специально для канала @miacoins

- Реклама 3-